Главная / Культура / Хроника / Почему западные сервисы не слишком усердствуют в борьбе против пиратства в РФ

Почему западные сервисы не слишком усердствуют в борьбе против пиратства в РФ

Союзники-2020: иностранцы против российских пиратов

Союзники-2020: иностранцы против российских пиратов

Российский рынок интернет-пиратства в 2019 году снизился на 27% и составил $63,5 млн – таковы данные исследования компании Group-IB. Это первое подобное падение за…

close

Союзники-2020: иностранцы против российских пиратов

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Почему западные сервисы не слишком усердствуют в борьбе против пиратства в РФ

Российский рынок интернет-пиратства в 2019 году снизился на 27% и составил $63,5 млн – таковы данные исследования компании Group-IB. Это первое подобное падение за последние пять лет, однако оно вовсе не знак скорой, и тем более полной победы над нелегальным контентом в Сети. Это лишь свидетельство того, что в России наметился переход к подписной модели потребления контента. Этот успех можно было бы закрепить благодаря сотрудничеству с иностранными стриминговыми платформами, но они пока не слишком в этом заинтересованы.

Пиратский провал

Эксперты Group-IB оценивают объем российского рынка видеопиратства с 2015 года. Тогда, по их данным, он составил $32 млн, а в следующем году вырос почти вдвое, до $62 млн. В 2017 году годовой рост составил 21% ($85 млн), а в 2018 году — 2,3%, до $87 млн.

Как отмечают специалисты, основными причинами падения доходов пиратов стали удар по рекламной модели монетизации пиратских ресурсов, падение «большой тройки» пиратских сетей доставки контента (CDN — content delivery network), которая снабжала контентом до 90% онлайн-кинотеатров в России и СНГ, а также совершенствование антипиратского законодательства и принятие Антипиратского меморандума.

«Студии участвуют в формировании так называемого «Специального доклада 301», который ежегодно публикует Торговое представительство США – он касается нарушений интеллектуальных прав в мире. С момента включения в него России где-то в 2000-х годах и до сих пор наша страна считается регионом с серьезными проблемами с пиратством. Поэтому уверен, что зарубежные студии в целом оценивают проблему достаточно серьезно, другой вопрос, что ни не очень активно с этим борются. В борьбе с пиратством и защитой собственного контента российские правообладатели наголову активнее, чем их зарубежные коллеги», — говорит генеральный директор Ассоциации интернет-видео Алексей Бырдин.

По данным исследования ИА TelecomDaily, совокупная выручка официальных онлайн-кинотеатров, работающих в России, по итогам 2019 выросла на 45% и достигла 27 млрд руб. При этом доля Netflix, одной из самых популярных в мире стриминговых площадок, составила всего 4%, хотя российский зритель явно заинтересован в просмотре производимого ей контента. Это относится и к не менее популярной HBO (которая занимается дистрибуцией своего контента через «Амедиатеку»).

Руководитель департамента защиты интеллектуальной собственности Group-IB Андрей Бусаргин отмечает, что российский медиа-рынок имеет проблемы, однако при этом он достаточно предсказуем и функционирует по понятным правилам, благодаря чему имеющиеся риски можно прогнозировать и нивелировать. И упускать его зарубежные правообладатели не собираются — не зря в России в последние годы появились такие иностранные онлайн-сервисы как Netflix, Amazon, Apple TV.

«Мы движемся по пути борьбы с пиратством, и движемся в правильном направлении. Наша ассоциация также является участником Антипиратского меморандума, который был подписан в ноябре 2018 года. За полтора года работы этого документа мы его всесторонне протестировали. Государство практически не вмешивалось в этот процесс, никоим образом не участвуя в удалении из поисковой выдачи ссылок, содержащих нарушение авторских прав, жалобы на которые вносят правообладатели. У Роскомнадзора, который сыграл ключевую роль в самом факте подписания этого меморандума, была скорее наблюдательная функция», — отмечает директор Ассоциации интернет-видео Алексей Бырдин.

По словам Бырдина, российское самоорганизованное сообщество правообладателей и легальных дистрибьютеров контента, то есть фактически студий, вещателей и онлайн-кинотеатров, достаточно убедительно доказало, что они в состоянии добросовестно подходить к защите своих прав. Ни один сайт не был внесен в список нарушителей без достаточных оснований, то есть участники рынка показали и точность, и добросовестность, отмечает эксперт.

Иностранные интересы

Российские онлайн-кинотеатры охотно приобретают права на онлайн-трансляцию сериалов, снятых зарубежными студиями. Однако подобный контент не менее востребован и у российских пиратов, в результате чего страдают обе стороны – и прокатчики, и производители фильмов. Объединение этих пострадавших сторон в борьбе со злоумышленниками могло бы дать особенно ощутимый эффект сейчас, когда россияне начали активно пользоваться легальными стриминговыми сервисами. Правда, пока активность проявляют в основном российские правообладатели.

«Я знаю, что российские правообладатели, у которых есть свои собственные сервисы, например «Премьер», «Море.ТВ», «Кино1.ТВ», а также все наши легальные онлайн-кинотеатры участвуют в антипиратском процессе уже много лет. Мы понимаем, чего ожидать друг от друга, у нас образовался тесный формат сотрудничества, и в этой отраслевой коалиции мы дальше коммуницируем с государством по поводу борьбы с пиратами. Наши зарубежные коллеги достаточно долго пренебрегали возможностью и правом как-то защищать свой контент, студии буквально два года назад начали заниматься судами по этому вопросу, хотя эта опция уже 5 лет как открыта. Большого фокуса на борьбу с пиратством с их стороны я, честно говоря, не наблюдаю. Что-то есть, но это происходит в том числе под нашим давлением», — говорит Бырдин.

По его словам, этому есть вполне простое, логическое объяснение. Дело в том, что зарубежный контент, помимо России, зарабатывает на территориях, где пиратство существенно ниже – в США, Европе, цивилизованных странах Азии, и так далее. Российский рынок является для условного Голливуда еще одним дополнительным рынком, поэтому развитие пиратства на нашей территории критически не влияет на доходы голливудских студий.

«А у российских правообладателей, кроме российского рынка, других рынков нет – российские фильмы очень редко массово смотрят за рубежом, разве что речь идет о каком-то арт-хаусе, вроде фильмов Андрея Звягинцева», — поясняет Бырдин.

Поэтому для отечественной киноиндустрии потери, которые происходят из-за пиратства, это вопрос выживания, жизни и смерти в экономическом плане. Это и объясняет разность подходов и разность поведения, полагает эксперт.

При этом международное сотрудничество в области борьбы с пиратством вполне возможно, полагает руководитель департамента защиты интеллектуальной собственности Group-IB Андрей Бусаргин.

«Правообладатели из России и зарубежных стран могли бы, например, кооперироваться ассоциациями. Те, кто владеет контентом, отчасти являются конкурентами, но объединение усилий в борьбе с пиратством мне кажется возможным. Одна из проблем, которую можно решить всем вместе – это трансграничность передачи данных. В каждой стране есть масса собственных законов, при этом хостинги могут быть разбросаны по всему миру, видеобалансеры (CDN, которые предоставляют плеер пиратам) также рассредоточены по разным государствам, и чтобы все это консолидировать, границы стран и местные законы не должны мешать», — считает эксперт.

Яркий пример подобной координации – в прошлом году Group-IB опубликовала доклад о структуре пиратского рынка, в котором подчеркнула ведущую роль пиратских CDN-сервисов (т.н. видеобалансеров). По следам доклада европейские ассоциации правообладателей BREIN, ACE и MPA совместно с полицией добились закрытия наиболее популярного на тот момент CDN-сервиса Moonwalk. Нидерландскими судебными приставами-исполнителями были отключены сервера у 3 местных провайдеров, а также 2 иностранных компаний, сервера которых находились на территории страны. В итоге ко дну прошла «Большая пиратская тройка»: одновременно с Moonwalk прекратил существование балансер HDGO, а балансер Kodik утратил значительную часть контента.

Закон против пиратов

В России успехи в борьбе с пиратством в основном связаны с Антипиратским меморандумом, подписанным интернет-компаниями в ноябре 2018 года. Этот документ позволил правообладателям удалять не сам нелегальный видеоконтент (этот механизм уже прописан в антипиратском законодательстве), а ссылки на него в поисковой выдаче.

Правообладатели, подписавшие меморандум, отправляют найденные ими ссылки в Медиа-коммуникационный союз. Тот проверяет заявления и вносит ссылки в свой реестр. Интернет-компании должны ежедневно каждые пять минут сверяться с этим реестром и в течение шести часов удалять из своей поисковой выдачи эти ссылки.

Антипиратский меморандум имеет срок действия – на данный момент он продлен до января 2021 года. В самом меморандуме
есть положение, которое предписывает его участникам способствовать принятию закона, который закрепил бы механизмы меморандума уже в нормативной базе. Соответствующий законопроект уже написан — по мнению экспертов, в скором времени он будет доработан и принят до конца текущего года. В результате меморандум прекратит свое существование.

«Я надеюсь, что уже после того, как Антипиратский меморандум станет законом, а этот процесс должен завершиться в этом году, мы все-таки продвинемся по этому пути дальше и не только будем удалять какой-то контент из поисковой выдачи в рамках такого взаимодействия, без непосредственного участия государства, но и перейдем к внесудебным решениям об ограничении доступа к сайтам, которые принимаются самими правообладателями. Речь идет о регулировании информационного пространства, когда пиратские сайты с множественностью нарушений будут уходить в блок», — говорит директор Ассоциации интернет-видео Алексей Бырдин.

Дело в том, что первые шаги по «антипиратскому» пути были сделаны именно посредством судебных процедур. С тех пор довольно много сайтов было заблокировано по суду, но фактически доля сайтов, которые отправились в Реестр запрещенной информации по решению суда, составляют менее 10% от их общего количества, отмечает эксперт. Порядка 90% — это решения Минкомсвязи в рамках применения закона о «зеркалах». Блокировки по закону о «зеркалах» тоже основываются на судебных решениях, и правообладатели, которые в данном случае являются привлеченными экспертами, удостоверяют, что тот сайт, который планируется заблокировать, обладает сходством и до степени смешения совпадает с сайтом, заблокированным по суду.

«Большая часть решений о блокировке пиратов происходит с участием правообладателей. Государством действительно много было сделано в этом направлении, но я думаю, история с меморандумом показывает, что правообладатели вполне могут справиться и самостоятельно. Соответственно, те ресурсы, которые судебные органы и органы исполнительной власти вынуждены в рамках закона тратить на борьбу с пиратством, правообладатели при таком подходе саморегулирования могли бы задействовать сами при наличии необходимых полномочий. Вполне четко, достойно и добросовестно», — резюмирует Бырдин.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*