Главная / Общество / Происшествия / «Казалось, началась война»: хроника кровавого теракта в Буденновске

«Казалось, началась война»: хроника кровавого теракта в Буденновске

«Город горит, нас убивают»: 25 лет со дня теракта в Буденновске

«Город горит, нас убивают»: 25 лет со дня теракта в Буденновске

«Не покидало ощущение, что началась война», — такими словами вспоминают теракт 14 июня 1995 года жители города Буденновска в Ставропольском крае. Тогда…

close


«Город горит, нас убивают»: 25 лет со дня теракта в Буденновске

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Казалось, началась война»: хроника кровавого теракта в Буденновске

«Не покидало ощущение, что началась война», — такими словами вспоминают теракт 14 июня 1995 года жители города Буденновска в Ставропольском крае. Тогда 195 боевиков во главе с террористом Шамилем Басаевым, беспорядочно расстреливая людей, взяли в заложники около 1600 горожан. В результате трагедии погибли 129 человек, 415 получили ранения: сегодня в Буденновске почтили память жертв нападения боевиков.

Сегодня в Буденновске в Ставропольском крае почтили память погибших при теракте, произошедшем ровно 25 лет назад. Ежегодно 14 июня в 12.20 — это время, когда в город вошла банда боевиков Шамиля Басаева — здесь наступает минута молчания. И сегодня с самого утра жители Буденновска, военные, сотрудники правоохранительных органов, ветераны спецназа, представители властей Ставрополья несут цветы к мемориалу возле здания МВД и к центральной районной больнице, где в течение шести дней террористы удерживали заложников.

«Память об этом и через четверть века отзывается болью в сердце. И она всегда будет с нами», — написал на своей странице в Instagram губернатор Ставрополья Владимир Владимиров. Он вместе со всеми уже возложил цветы к мемориалу.

Поздним утром 14 июня 1995 года 195 боевиков во главе с одним из руководителей непризнанной Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) Шамилем Басаевым проникли в город Буденновск Ставропольского края на трех КАМАЗах и автомобиле ВАЗ, замаскированном под милицейскую служебную машину.

Бронетехника на улице Буденновска, 16 июня 1995 года

Заложники в больнице города Буденновска вывешивают на окна белые простыни с просьбой прекратить стрельбу, 15 июня 1995 года

Автобус с заложниками, освобожденными в ходе операции в Буденновске, 17 июня 1995 года

Буденновск в день нападения, 14 июня 1995 года

Жители Буденновска в дни нападения, 15 июня 1995 года

Председатель Правительства РФ Виктор Степанович Черномырдин ведет переговоры с Шамилем Басаевым, под руководством которого боевики захватили больницу в Буденновске, 14 июня 1995 года

Больница города Буденновска, 16 июня 1995 года

Врач захваченной больницы несет белый флаг во время освобождения заложников-детей, 15 июня 1995 года

Захваченные боевиками медработники и пациенты Буденновской городской больницы, 16 июня 1995 года

Бронетехника на улице Буденновска, 16 июня 1995 года

Продажа продуктов в городе в дни захвата заложников террористами под руководством Шамиля Басаева, 16 июня 1995 года

Жители Буденновска в день нападения, 14 июня 1995 года

Бронетехника на улице Буденновска, 16 июня 1995 года

Заложники в больнице города Буденновска вывешивают на окна белые простыни с просьбой прекратить стрельбу, 15 июня 1995 года

Автобус с заложниками, освобожденными в ходе операции в Буденновске, 17 июня 1995 года

Буденновск в день нападения, 14 июня 1995 года

Жители Буденновска в дни нападения, 15 июня 1995 года

Председатель Правительства РФ Виктор Степанович Черномырдин ведет переговоры с Шамилем Басаевым, под руководством которого боевики захватили больницу в Буденновске, 14 июня 1995 года

Больница города Буденновска, 16 июня 1995 года

Врач захваченной больницы несет белый флаг во время освобождения заложников-детей, 15 июня 1995 года

Захваченные боевиками медработники и пациенты Буденновской городской больницы, 16 июня 1995 года

Бронетехника на улице Буденновска, 16 июня 1995 года

Продажа продуктов в городе в дни захвата заложников террористами под руководством Шамиля Басаева, 16 июня 1995 года

Жители Буденновска в день нападения, 14 июня 1995 года

  • Бронетехника на улице Буденновска, 16 июня 1995 года
  • Заложники в больнице города Буденновска вывешивают на окна белые простыни с просьбой прекратить стрельбу, 15 июня 1995 года
  • Автобус с заложниками, освобожденными в ходе операции в Буденновске, 17 июня 1995 года
  • Буденновск в день нападения, 14 июня 1995 года
  • Жители Буденновска в дни нападения, 15 июня 1995 года
  • Председатель Правительства РФ Виктор Степанович Черномырдин ведет переговоры с Шамилем Басаевым, под руководством которого боевики захватили больницу в Буденновске, 14 июня 1995 года
  • Больница города Буденновска, 16 июня 1995 года
  • Врач захваченной больницы несет белый флаг во время освобождения заложников-детей, 15 июня 1995 года
  • Захваченные боевиками медработники и пациенты Буденновской городской больницы, 16 июня 1995 года
  • Бронетехника на улице Буденновска, 16 июня 1995 года
  • Продажа продуктов в городе в дни захвата заложников террористами под руководством Шамиля Басаева, 16 июня 1995 года
  • Жители Буденновска в день нападения, 14 июня 1995 года

1
12

Сначала террористы атаковали пост ГАИ, следом — местное РОВД. Оставшихся в живых посетителей и сотрудников РОВД взяли в заложники. После этого террористы рассредоточились по улицам Буденновска. Они атаковали пожарную часть, банки, Дом детского творчества и городскую администрацию

«Мы стали проверять, а телефон ни один у них не отвечал. Не работала и правительственная связь. Потом на узел связи все же удалось дозвониться. Трубку взяла девушка, которая забыла вещи в аппаратной и вернулась за ними из убежища. «Она подняла трубку и кричит мне: «Город горит, на нас напали, нас убивают, спасите!» — рассказал экс-замглавы администрации Ставропольского края Александр Коробейников РИА «Новости».

Местные жители вспоминают, что город погружался в «настоящий ад» — боевики брали в заложники случайных прохожих, а тех, кто оказывал сопротивление, сразу расстреливали.

«В центре города бандиты установили цистерну с топливом и разместили вокруг нее захваченных людей, постоянно угрожая взрывом. На улицах уже тогда творился полный хаос: не покидало ощущение, что началась война. Однако настоящий ад был впереди»,

— вспоминает горожанин Евгений.

Всех заложников повели в Буденновскую центральную районную больницу, где уже под дулами автоматов сидели около 650 пациентов и 450 медработников. Число захваченных составило 1 586 человек.

В первый же день террористической атаки боевики показательно расстреляли шестерых мужчин перед зданием главного корпуса. Параллельно они минировали помещения, где находились заложники.

Через некоторое время злоумышленники назвали свои условия для освобождения граждан: «Прекратить боевые действия в Чечне и вывести федеральные войска. В противном случае заложники, находящиеся в больнице, будут уничтожены».

Тем временем врачи захваченной больницы беспрерывно оперировали раненых. Даже те люди, которые никак не относились к сфере здравоохранения, вызвались помочь медикам.

«Шесть дней для заложников и боевиков я была медсестрой. Мыла больничные коридоры, помогала врачам. Больница продолжала работать. Это многим помогло не сойти с ума, работы хватало всем», — рассказала изданию «Настоящее время» Елена Бойченко, которая в день нападения пришла навестить в больницу беременную подругу.

На следующий день, 15 июня, в Буденновск прибыли силовики из подразделений «Альфа» и «Вега» и части ОМОНа. Около учреждения разместились танки и бронетехника.

Басаев потребовал привести к 17.00 в больницу российских и иностранных журналистов для интервью. Когда представители СМИ не явились, террористы расстреляли шестерых заложников. После этого власти все-таки пустили журналистов в учреждение.

«Мы не собирались захватывать Буденновск, — говорил в интервью Басаев. — У нас была другая задача. Мы хотели добраться до Москвы, там немножко повоевать и посмотреть, как российские власти будут бомбить Москву. Но вся наша операция сорвалась из-за алчности и жадности постовых гаишников. У нас просто не хватило денег добраться до Москвы».

Тем не менее ни заложники, ни эксперты по сей день не верят в слова злоумышленника. «Когда он [Басаев] очередной раз бегал по больнице в коричневых коленкоровых тапочках, в «разгрузке» в кармане видны были деньги», — рассказал представитель Ставропольской администрации Сергей Попов местной газете «Городской портал».

16 июня премьер-министр России Виктор Черномырдин выступил по радио с заявлением о том, что Россия гарантирует немедленное прекращение военных действий на территории Чечни. В это время президент страны Борис Ельцин находился в Канаде на саммите G7.

«В Грозный вылетела правительственная делегация для переговоров во главе с генпрокурором Чечни Исманом Имомаевым, как того требовал Басаев. После освобождения Басаеву и его людям будет непременно предоставлен транспорт и сопровождение, которое гарантирует безопасность для боевиков», — говорил глава правительства.

Несмотря на это министр обороны Павел Грачев считал необходимым начать штурм больницы — этот план привели в действие уже 17 июня в 5.00 утра.

«В пять утра нас разбудила канонада взрывов, и вооруженные бандиты сказали: «Поздравляем вас с днем медицинского работника». Мы поняли, что начался штурм больницы. Работников больницы вывели в коридор и поставили к окнам в качестве «живого щита». «Потом мы просто падали по одному раненые. У нас были касательные ранения, осколочные»,

— рассказала бывший врач-педиатр Людмила Чабанова РИА «Новости».

Бой длился четыре часа — в результате штурма погибли многие военнослужащие, в частности и из спецгруппы «Альфы», и заложники. «К решеткам боевики привязали заложников и вели огонь из-за их спин. Для нас это оказалось полной неожиданностью. Однако все же удалось войти в помещение и даже частично занять первый этаж, но если бы мы продолжили штурм, то, скорее всего, погибли бы не десятки, а сотни людей», — вспоминает вице-президент Международной ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» Алексей Филатов.

В итоге был освобожден 61 человек из неврологического и травматологического отделения, которые плохо охранялись боевиками — однако попытка ликвидировать боевиков и освободить мирных граждан была признана неудачной.

Провести переговоры с глазу на глаз с Басаевым вызвался бывший на то время депутатом Госдумы РФ экстрасенс Анатолий Кашпировский. Он пришел в медучреждение в сопровождении делегации, договорился с боевиком об освобождении пятерых беременных женщин, после чего сообщил, что останется в больнице как добровольный пленный.

Кашпировскому удалось побеседовать с Басаевым в непринужденной обстановке — в ходе разговора террорист сообщил, что готов покинуть город при двух условиях: прекращении огня и организации стола переговоров. Ранее боевик выдвигал более сложные ультиматумы, отметил экс-депутат.

«Я немедленно набрал С. В. Степашина (на то время директор ФСБ РФ — «Газета.Ru») и коротко сказал ему: «Басаев дает добро. Условий всего два — прекращение огня и стол переговоров». Басаев стоял рядом, слушая наш разговор. Я продолжал: «Свяжитесь с Черномырдиным и передайте ему эту информацию». Сергей Вадимович, по-видимому, тоже обрадовался и ответил по-военному: «Есть!». С этого мгновения и закрутилась программа освобождения захваченных людей», — рассказал сам Кашпировский на своем сайте.

Утром 18 июня Черномырдин лично позвонил Басаеву — итогом разговора стало обещание прекращения боевых действий в Чечне и начала мирных переговоров. 19 июня террористы освободили большую часть заложников. Однако 123 человека отправились вместе с боевиками колонной из шести автобусов в Чечню.

«Мы сели в автобусы. У окна сидел заложник – если будут стрелять, то убьют его, а рядом – боевик. По такому порядку. Там было очень много молодых ребят. Матери плакали, когда их увозили. [Молодые люди], конечно, были очень встревожены, они не уверены были, что выживут. Когда барражировали вертолеты [над автобусами], они с тревогой говорили: «Товарищ депутат, нас не убьют?» «Нет-нет, – говорил я, – не убьют». Хотя я не был в этом уверен», — рассказал правозащитник Валерий Борщев «Настоящему времени».

20 июня злоумышленники добрались до села Зандак в Чечне, где они отпустили заложников и скрылись. В тот же день Россия договорилась с непризнанной Чеченской Республикой Ичкерия о моратории на боевые действия.

По данным управления ФСБ РФ, в результате трагедии погибли 129 человек, 415 граждан были ранены. Ущерб от нападения составил около $20 млн. «В городе не было такой семьи, которой бы не коснулась эта трагедия. Из домов и дворов раздавался жуткий плач»,

— признался местный житель Игорь Казанцев в разговоре с РИА «Новости».

Через некоторое время после теракта были уволены вице-премьер и министр по делам национальностей Николай Егоров, директор ФСБ Сергей Степашин, руководитель МВД Виктор Ерин, губернатор Ставропольского края Евгений Кузнецов, начальник УВД по региону Виктор Медведицков и его заместитель Михаил Третьяков.

Кроме того, после теракта в России был принят специальный закон о борьбе с терроризмом, которым запрещается удовлетворять требования террористов.

Сейчас по делу о данном теракте отбывают в колониях длительные сроки лишения свободы более двух десятков боевиков — в федеральном розыске находятся 22 террориста. Остальные были ликвидированы или умерли при других обстоятельствах.

Их главарь Шамиль Басаев позже организовал еще несколько терактов — в частности захват театрального центра на Дубровке в Москве, произошедший в 2002 году, взрывы двух российских самолетов 2004 года и теракт в Беслане в том же году.

Боевик был уничтожен в ночь на 10 июля 2006 года на окраине селения Экажево в Ингушетии в ходе спецоперации.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*