Главная / Бизнес / Финансы / Бизнесменов частично спасли от вечного преследования за неуплату налогов

Бизнесменов частично спасли от вечного преследования за неуплату налогов

Фото ИТАР-ТАСС / Артем Геодакян

История, напугавшая российских предпринимателей летом этого года, завершилась их победой. Верховный суд решил не отменять срок давности по налоговым преступлениям, что фактически грозило предпринимателям вечным преследованием. Но юристы считают, что победа неполная — возможности для различных трактовок закона судами и силовыми структурами остаются.

Пленум Верховного суда исключил из рабочего проекта постановления о налоговых преступлениях формулировку, которая де-факто отменила бы срок давности по налоговым преступлениям. Это следует из версии проекта постановления, подготовленного для обсуждения на Научно-консультативном совете при ВС 24 октября, с которой ознакомился Forbes.

Речь идет о постановлении по налоговым преступлениям, которое ВС подготовил впервые за 13 лет. В нем ВС объяснит судам, как следует трактовать законодательство об ответственности за налоговые преступления. Первый вариант проекта, подготовленный летом этого года, вызвал острую критику со стороны юристов и бизнеса. Их возмутило положение проекта, согласно которому пленум предложил считать уклонение от уплаты налогов преступлением, которое продолжается, пока должник окончательно не рассчитается с государством. По мнению юристов и бизнеса эта формулировка де-факто отменила бы срок давности по налоговым преступлениям и позволила бы преследовать предпринимателей за налоговые нарушения 20 и 30-летней давности.

Теперь три источника Forbes, участвующие в обсуждении проекта, подтвердили, что ВС от спорной формулировки в ходе работы над документом отказался. По словам собеседника, близкого к РСПП, формулировки не будет — это «вопрос решенный». В пресс-службе Верховного суда Forbes сообщили, что сейчас ведется подготовка проекта постановления для вынесения его на заседание пленума, которое состоится до конца ноября.

Ранее председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев заявлял, что принять итоговый вариант постановления планируется до конца года.

Риски «вечного преследования»

По данным статистики Верховного суда, за первое полугодие 2019 года по «налоговым статьям» УК (198-199) было осуждено 278 человек. За весь 2018 год — 566 человек.

Бизнес-сообщество предупреждало, что предложение Верховного суда могло бы увеличить число таких уголовных дел. «Все предпринимательское сообщество выражает серьезную обеспокоенность некоторыми разъяснениями, содержащимися в проекте, поскольку они могут резко повысить уровень уголовно-правовой репрессии в налоговой сфере», — указывал в письме к главе Верховного суда бизнес-омбудсмен Борис Титов (цитата по «Интерфаксу»). По словам Титова, отмена срока давности по налоговым преступлениям может вылиться в то, что «предъявят обвинения по каким-то налогам из 90-х годов, названия которых мы давно забыли, в результате — уголовное преследование, связанное с лишением свободы».

Против выступили и крупнейшие объединения российских и зарубежных предпринимателей — Торгово-промышленная палата, РСПП, Ассоциация европейского бизнеса и другие. В июне они направили в Верховный суд письма с критикой документа. В итоге Верховный суд отложил обсуждение проекта постановления до осени.

В сентябре бизнес-объединения направили свои предложения по проекту , писала газета »Ведомости». Представители бизнеса, в частности, просили дать в документе четкие пояснения того, как следует исчислять срок давности по налоговым преступлениям, как различать между собой налоговые преступления и правонарушения и так далее. Уже тогда источники издания уверяли, что «в новой редакции указания на длящийся характер налоговых преступлений уже нет».

Глава РСПП Александр Шохин, выступая 31 октября на круглом столе, посвященной обсуждению роли международного бизнеса в экономике России, также указывал, что бизнес ведет дискуссию с Верховным судом по поводу «длящихся» налоговых преступлений.

«Если будет принято решение пленума Верховного суда о том, что налоговое преступление заканчивается в период возмещения ущерба, а до этого оно длится, из тени вывести никого не удастся. Потому что сейчас объектом деятельности силовых структур является те, кто из тени выходит», — сказал Шохин.

Вопрос не решен

В новой редакции проекта есть некоторые риски, но новые формулировки все равно лучше первоначальных, говорит источник Forbes в одной из деловых организаций.

Простое удаление спорной формулировки о «длящихся» налоговых преступлениях — «это очень плохое решение», настаивает партнер юридической компании «Taxadvisor» Дмитрий Костальгин. Верховный суд уже заронил эту идею, и без дополнительных комментариев это может привести к тому, что следователи и суды станут использовать ее в правоприменительной практике. «Нижестоящие суды или правоохранители могут решить: а почему бы не попробовать интерпретировать законодательство так, что налоговое преступление является все же длящимся? Отдавать такое решение на откуп нижестоящим судам опасно», — говорит Костальгин.

В этом случае может произойти тоже самое, что произошло с делом Валерия Израйлита, в рамках которого следствие использовало спецдекларации в рамках амнистии капиталов, напоминает Костальгин. Без пояснения Верховного суда суды и органы трактовали закон в противоречии с его смыслом.

«В случае с постановлением пленума в целом для бизнесмена риски даже выросли. Если бы был независимый суд, можно было бы надеяться. Но сейчас профискальный карательный уклон налицо», — говорит он.

Если пленум не даст четких разъяснений по сроку давности преступлений, то, по сути, этот сложный правовой вопрос останется на усмотрение правоприменителей, и конкретный следователь будет трактовать, прошел срок давности или нет, указывает партнер, руководитель департамента налогового и юридического консультирования KPMG в России и СНГ Михаил Орлов.

По его словам, все профессиональное юридическое сообщество и бизнес склоняется к тому, что дата совершения налоговых преступлений — это момент подачи налоговой декларации с искаженной информацией или неподача в срок декларации. «От этой даты нужно отсчитывать срок давности. Он в России и так достаточно большой — 10 лет по налоговым преступлениям для юридических лиц», — говорит Орлов.

Сейчас бизнес настаивает на том, чтобы пленум внес в проект постановления комментарий от том, что именно считать моментом окончания преступления, рассказывает руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Антон Гусев. «Нужно указать, что преступление закончилось, когда человек или компания должны были заплатить налог, но не сделали этого. Потому что если не указать это, то возникает риск, что на нижних уровнях суды будут трактовать закон так, что это преступление все-таки длящееся», — считает юрист.

  • «Государство обязано держать слово»: почему поворот в деле Израйлита не успокоит бизнес
  • Многоликая амнистия. Подорвет ли дело Валерия Израйлита доверие бизнеса к государству?

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*